10. Социология П. Сорокина


Питири. ма Сорокина (1889-1968), автора таких известных книг, как «Система социологии» (1920), «Социальная мобиль­ность» (1927). «Современные социологические теории» (1928), «Социаль­ная и культурная динамика» (1937-1941). «Общество, культура и лич­ность» (1947) и многих других.

Центральным понятием для творчества Сорокина становится «Ценность».

Первоначально теоретико-методологические построения Сорокина осуществлялись в духе неопозитивистско-бихевиористического синтеза. В своей первой книге «Преступление и кара, подвиг и награда» (1913) соци­альный феномен (сфера «надорганики») определяется им как «со­циальная связь, имеющая психическую природу и реализующаяся в соз­нании индивидов», то есть всякое взаимодействие, если оно обладает пси­хическим характером, суть социальное явление. Такое явление будет об­ладать как чисто психологической, внутренне-психологической, так и символической, внешней, природой. Игнорируя индивидуальные внутрипсихологические процессы, социолог, призван описывать только внешние факты, то есть не всю социальную жизнь. Отсюда Соро­кин констатирует три основные формы актов поведения людей — дозво­ленные, должные и рекомендуемые. Каждая из этих форм существует как бы в связке с соответст­вующей ей оппозиционной санкцией: рекомендуемым актам (подвиг или услуга) — награды; запрещенным (преступление) — кара; дозволенным -«должные реакции». Историческое взаимодействие актов реакций, по Со­рокину, составляет суть всемирного и исторического прогресса.

В «Системе социо­логии» Сорокин формулирует принципы, совокупно они составляют самую квинтэссенцию структурного ме­тода. Согласно Сорокину, теоретическая социология распадается фактиче­ски на три основных раздела: 1) социальную аналитику (социальная ана­томия и морфология); 2) социальную механику (ее объект — социальные процессы); 3) социальную генетику (теория эволюции общественной жизни).

В результате «Коллективному реф­лексу» Сорокин придает значение интегрального фактора всей обществен­ной жизни. Не трудно пронаблюдать эту установку автора в его «Социологии революции» (1925), где причины всех великих революций или иных схожих потрясений он видит в подавлении базовых инстинктов лю­Дей.

Обоснованный в «Системе» концептуальный подход получает свое дальнейшее развитие в «Социальной мобильности». Согласно Сорокину, социальная мобильность есть естественное состояние общества и включа­ет в себя не только социальные перемещения индивидов или групп, но и социальных объектов (ценности), то есть всего того, что создано или ви­доизменено человеком. Мобильность различается по направленности (восходящая и нисходящая), по форме (коллективная и индивидуальная), по интенсивности и масштабности. Вертикальную мобильность он рас­сматривает в трех аспектах, соответствующих трем формам социальной стратификации (политическая, экономическая и профессиональная): внутрипрофессиональное или межпрофессиональное перемещение, политиче­ская циркуляция и продвижения по «экономической лестнице».

В гарвардский период интегралистские тенденции и настроения в творчестве Сорокина окончательно оформляются в единую модель, что нашло отражение в первую очередь в его 4-томной «Социальной и куль­турной динамике».

В частности, все люди, по Сорокину, вступают в систему социальных взаимоотношений под влиянием целого комплекса факторов: бессозна­тельных (рефлексы), биосознательных (голод, жажда, половое влечение и т. п.) и социосознательных (значения, нормы, ценности) регуляторов.

Пере­группировка всех классов ценностей, значений, норм, их от­крытие в ходе исторического исследования показывают удивительное со­четание с ценностными классами, выработанными древнегреческой фило­софией, а именно: ценности, происходящие в результате познавательной деятельности (Истина); эстетического удовлетворения (Красота); социаль­ной адаптации и морали (Добро); и, наконец, конституирующая все ос­тальные ценности в единое социальное целое (Польза). Любую социально значимую человеческую активность можно объяснить посредством этих четырех, поистине универсальных категорий.

Интегральный подход в равной мере применим при описании индиви­дуального типажа или культурной ценности. В самом деле, любой инди­вид вписан в систему культурных ценностей — значений — норм, а его бес­сознательные мотивы и биосознательные стимулы контролируются и под­чиняются его социосознательному «эго». Также и культура становится ин­тегральной лишь тогда, когда общество добивается успеха, балансируя и гармонизируя энергию людей, отданную на службу Истине, Красоте, Добру. Отсюда вытекают три отличительные системы истины: истина веры, разума и чувств. Все они частью ложны, частью истинны. Интегральная истина ближе всего стоит к абсолютной истине.