Загрузка...

17. Теория символического интеракционизма


Джордж Мид (1863-1931).

Принципиально важным моментом социологического творчества Мида были признание им примата социального над индивидуальным и стремле­ние преодолеть ограниченность той исследовательской традиции, в кото­рой индивид и общество, как правило, противопоставлялись друг другу.

Квалифицируя свою позицию как «социальный бихевиоризм», Мид особенно подчеркивал, что единственно правильное объяснение сознания человека может быть дано лишь в терминах поведения, а не наоборот, как полагали ранее.

Мид написал очень мало работ. Большинство его основополагающих идей можно найти только в опубликованных посмертно записях его лек­ций. Наиболее значительное изложение интеракционизма содержится в книге «Разум, Я и Общество» (1934). Данная методологическая ориента­ция сводила содержание социальных процессов к взаимодействию инди­видов в группе и в обществе.

Отрицая изначальную данность людям разума и сознания, Мид под­черкивал, что социальный мир индивида и человечества формируется в результате процессов социальных взаимодействий, в которых большую роль играет «символическое окружение».

Согласно концепции Мида, общение между людьми осуществляется при помощи особых средств — символов, к которым он относил жест и язык.

Анализу «символического окружения» человека Мид придавал особое значение, поскольку оно оказывает решающее влияние на формирование сознания личности и человеческого «Я». Рассматривая жест как специфи­ческий символ, Мид указывал, что он выступает в непосредственной или опосредованной форме как начальный, незавершенный элемент поведен­ческого действия или акта. Смысл жеста, когда он понятен, вызывает со­ответствующую, как правило, инстинктивную реакцию. Но жест не имеет социально закрепленного значения, в этом отношении язык, как более зрелая форма, обладает значительными преимуществами, поскольку может оказывать одинаковое воздействие на разных индивидов.

В любой культуре с жестом и языком всегда связано какое-то их зна­чение. Это значение Мид усматривал в «практических последствиях», т. е. тех реакциях, которые вызывают данные символы. «Значение — отмечал Мид, — это не состояние сознания… Значение жеста равно ответу данного индивида на жест другого в определенном акте социального действия, этот ответ служит также основой возникновения другого жеста или нового со­держания для нового жеста. Поэтому в данном случае жест является нача­лом социального акта, порождающего ряд коммуникаций» [2. С. 118].

Трактовка символического взаимодействия как основания обществен­ной жизни опиралась у Мида на мысль о том, что по мере трансляции символов индивид передает своему партнеру также и ряд стимулов, от­личных от своих собственных. В этом плане межличностное взаимодейст­вие сводится к процессу «перенимания ролей», копирования действий со­циального партнера. Так, по Миду, происходит и передача определенной социально значимой информации, т. е. познание индивидом множества значений и ценностей, которыми обладают подобные ему.

По мнению Мида, человеческие действия изначально носят социаль­ный характер. Он неоднократно подчеркивал, что объяснение поведения индивида возможно лишь в терминах организованного поведения общест­венной группы и что действия индивида необъяснимы, если их не рас­сматривать как органическое целое.

Одной из важнейших частей социологического учения Мида явилась его концепция «межиндивидуального взаимодействия», утверждавшая, что общение людей и установки индивида на объекты (на «других» и на самого себя) порождаются и поддерживаются определенной совокупно­стью социальных факторов. То, как индивид воспринимает окружающую социальную действительность, обусловливается его опытом общения с другими, особенно собственной способностью воспринимать мир и себя так, как этот мир видят другие и как это выражено соответствующими символами (жестами или словами). В связи с этим поведение индивида в группе, отмечал Мид, «является результатом принятия данным индивидом установок других по отношению к себе и последующей кристаллизации всех этих частных установок в единую установку или точку зрения, кото­рая может быть названа установкой «обобщенного другого» [85. Р. 90].

Этот процесс принятия роли других людей («обобщенного другого») особенно рельефно проявляется в ходе формирования человеческого «Я», происхождение и структура которого, по Миду, отражают единство и структуру социального процесса.

В целом, согласно концепции Мида, поведение человека обусловлива­ется структурой его личности, его социальной ролью и восприятием уста­новок «обобщенного другого».

Существенное значение для развития социологии и психологии имела разработанная Мидом ролевая концепция личности. Многомерное поведе­ние человека можно представить (и проанализировать) в виде определен­ного набора социально-типичных, устойчивых шаблонов его поведения — «ролей», которые человек играет в обществе. Причем, по Миду, анализ «ролей» человека дает достаточные основания для суждения не только о его поведении, но и о его личности, поскольку ее внутренняя импульсив­ная и нормативная противоречивость выражается в любых поведенческих актах.

Многократно подчеркивая необходимость изучения внешних проявле­ний социального взаимодействия людей и объяснений внутренних психи­ческих процессов в терминах наблюдаемого поведения, Мид стремился вскрыть механизмы формирования человеческого «Я» во взаимодействии с другими людьми, Но вместе с тем его анализ межиндивидуального об­щения зачастую ограничивался лишь формальной стороной, поскольку им игнорировались предметная деятельность индивидов и другие важные факторы социального взаимодействия.

Загрузка...